«Русская партия» в СССР: почему Андропов её боялся

27.04.2020 16:58 0

«Русская партия» в СССР: почему Андропов её боялся

Рост националистических настроений во многих республиках СССР послужил одной из причин его распада. Однако русский национализм был в этом отношении исключением. Пережив период расцвета в 1960-1970-ее годы, движение русских патриотов, объединённых в неформальную «Русскую партию», значительно ослабло к началу перестройки.

Во многом это было связано с деятельностью Андропова, последовательного противника подъёма русского национализма.

Интернационализм превыше всего

Андропов начал бороться с «Русской партией» задолго до того, как он занял пост Генерального секретаря ЦК КПСС, ещё в свою бытность председателем КГБ.

Термином «Русская партия» в СССР обозначали неформальную группу русских патриотов, которые считали, что русский народ в рамках СССР несправедливо ущемлён, а также выступали за развитие русской культуры и сохранение традиционного русского уклада и памятников.

В неё в своё время входили известные писатели, поэты, публицисты, художники (например, Михаил Шолохов, Сергей Михалков, Валентин Сорокин, Илья Глазунов и другие).

«Русская партия» имела своих сторонников и в государственных и партийных органах. Стоит вспомнить так называемую «группу Павлова», находившуюся под покровительством первого секретаря ЦК ВЛКСМ Павлова.

Однако рост влияния «Русской партии», сторонники которой сумели занять руководящие посты в ряде печатных изданий, не устраивал некоторых государственных деятелей. Среди них наиболее активное противодействие этому процессу исходило со стороны Андропова.

И сами русские националисты видели в председателе КГБ своего противника. В.Н. Ганичев, директор издательства «Молодая гвардия», а затем и главный редактор газеты «Комсомольская правда», характеризовал Андропова как «ярого русофоба». По его словам, он «ненавидел русскую партию и боялся её».

Такое отношение Андропова к русскому движению объясняется тем, что он видел в усилении националистических настроений угрозу советской власти, в идеологической основе которой лежал принцип интернационализма. Ещё в 1964 году будущий Генсек выступил с докладом «Пролетарский интернационализм – боевое знамя коммунистов», в которой обозначил свою приверженность этому принципу.

Некультурная борьба

Одним из методов Андропова в своей борьбе с русским националистическим движением, была демонстративная ликвидация их культовых мест. В 1975 году он отправил в ЦК партии записку, в которой поднял вопрос о сносе особняка Ипатьева в Свердловске, в котором была расстреляна царская семья.

Памятник был снесён двумя годами позже, когда пост первого секретаря Свердловского обкома занимал Борис Ельцин.

Помимо этого, Андропов использовал своё влияние в партии, чтобы пресечь любые попытки сторонников «Русской партии» оказать влияние на политику советского руководства. Ярким примером тому является реакция членов Политбюро на письмо Шолохова 1978 года, в котором он обращал внимание Брежнева на недопустимость притеснения сторонников «русского патриотического направления», а также противопоставления русского социалистическому.

Тогдашний генсек направил обращение на дальнейшее рассмотрение Политбюро. Но по словам Ганичева, «Суслов и Андропов эту записку замотали».

Наступление по всем фронтам и окончательный разгром

В начале 1980-х гг. Ю.В. Андропов развернул кампанию по ослаблению главной опоры «русистов» – журналов и издательств, в которых они публиковались. Для этого необходимо было убрать из их руководства прорусских деятелей. В этот период со своих должностей были сняты со своих должностей главный редактор издательства «Современник» В.В. Сорокин, а также руководитель издательства Ю.Л. Прокушев, главный редактор серии «ЖЗЛ» Ю.И. Селезнёв, главный редактор журнала «Волга» Н.Е. Палькин.

Но самое громкое «сражение» между «Русской партией» и Андроповым произошло в 1981 г. Речь идёт о смещении С.Н. Семанова с должности главного редактора журнала «Человек и закон».

28 марта 1981 г. Андропов направил членам Политбюро записку, в которой заявлял:
«В последнее время в Москве и ряде других городов страны появилась новая тенденция в настроениях некоторой части научной и творческой интеллигенции, именующей себя "русистами". Под лозунгом защиты русских национальных традиций они, по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью».

«Русисты», и в частности, Семанов, обвинялись в связях с иностранными государствами. По мнению Андропова, они представляли даже большую угрозу советской власти, чем диссиденты.

В результате этих обвинений Семанов лишился своей должности. Неслучайно позже он опубликовал книгу «Андропов. 7 тайн генсека с Лубянки», в которой попытался раскрыть секреты своего обидчика.

Но исключительно ли идеологическими мотивами руководствовался руководитель КГБ, выступая за смещение главного редактора «Человека и закона»? По мнению писателя Александра Байгушева, одного из членов «Русской партии», у Андропова были личные причины препятствовать развитию карьеры Семанова.

Как указывает Байгушев, в то время Брежнев подыскивал замену Андропову на посту председателя КГБ. В качестве кандидата рассматривался и Семанов.

Вскоре атакам подверглись и другие видные деятели «Русской партии». Был арестован публицист А.И. Иванов. А в конце 1981 г. под прицел попали сразу несколько авторов статей журнала «Наш современник» (Кожинов, Ланщиков, Семанов, Крупин).

Таким образом, Андропову удалось существенно ослабить «Русскую партию». В период перестройки она уже не играла большой роли в общественной жизни СССР.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Названы подробные характеристики бюджетного смартфона Huawei Honor 7S Приморского лесничего осудили на 3,5 года за взятки Фотошпионы заметили пикап GMC Sierra 1500 во время прохождения тестов В Засвияжье произошло смертельное ДТП с участием пешехода Путин выразил надежду на сотрудничество и развитие с Болгарией после встречи с премьером 

Лента публикаций